: : Разделы сайта : :
: : Календарь : :
«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
: : Баннеры партнеров : :

Обратная связьСвязь с администрацией


:: Из других источников ::
: : Опрос сайта : :
: : Облако тегов : :
: : Популярное : :
Инвест.kg: зона особого риска. Кем диктуется инвестиционная политика в Кыргызстане?
13 июля 2011г

www.24kg.org

Кыргызстан стремительно теряет остатки инвестиционной привлекательности. Надежды на привлечение крупного иностранного бизнеса для реанимации экономики стремительно тают на фоне событий в горнодобывающей отрасли, считавшейся в КР приоритетной. В ней, пожалуй, не осталось ни одного значимого проекта, который бы не стал проблемным для смельчаков, рискнувших вложить в него деньги.

Хозяева

Не доводилось слышать, что Кыргызстан с его потенциалом можно запросто превратить в конфетку? Почему же до сих пор не удалась? Чаще всего это объясняется отсутствием хорошего и крепкого хозяина. Где же такого взять?
Хозяином страны в Кыргызстане всегда декларировался народ. На деле им сначала выступали правящие кланы первых двух президентов. Оба считались авторитарными и непредсказуемыми. Бизнес жаловался на отсутствие в Кыргызстане четких правил игры, продиктованное невиданной коррупцией. Он и не предполагал, что это цветочки. Ягодки созрели в апреле 2011 года.
Кыргызская демократия, как однажды заявил Аскар Акаев, спустилась с гор. Следом, очевидно, сползла охлократия. Суровая, требовательная, с характером и гонором, как у настоящего горца. Эй, джигиттер!
Несколько лет назад эксперты предрекали Кыргызстану афганизацию и, похоже, оказались правы. После апрельских событий новыми хозяевами страны выступило бесчисленное множество групп по интересам. У них нет единого видения развития страны и общих задач, их цели кажутся краткосрочными, как и союзы. Но именно они сегодня правят бал в Кыргызстане и горнодобывающей сфере в частности.

Кочевая охлократия

В горнодобывающей отрасли (которая, как обещали еще со времен первого президента, принесет Кыргызстану миллиарды долларов) она возникла, кстати, не сегодня и даже не вчера. Процесс утери государством правовой роли в инвестиционной политике был запущен с молчаливого согласия властей - акциями вокруг «Кумтора», крупнейшего золоторудного месторождения на Тянь-Шане и крупнейшего же инвестиционного проекта в стране. Позже проявления «недовольства» местным населением послужили удобным поводом изменений правил для иностранной компании во время правления Курманбека Бакиева. Прецедент был создан параллельно с проведением показательных судебных процессов, обязавших инвестора к дополнительным выплатам кыргызской стороне. После апрельской смены власти правительство, кстати, добилось еще одного транша - уже без помощи Фемиды. В мае 2011 года «Центерра» выплатила в казну КР $33 миллиона, отметившись за высокую производительность рудника и рост цен на золото.
Схожие приемы активно использовались в отношении компаний, претендовавших на разработку других золоторудных месторождений. Митинг зарекомендовал себя инструментом действенным. Акции протеста предваряли ужесточение условий для бизнеса или передачу права на разработку другому инвестору.
Закрыть джинна протеста в кувшине оказалось не столь легко, как выпустить. Первым это почувствовал на себе Алмазбек Атамбаев, несколько лет назад прибывший в качестве главы правительства в Таласскую область, где бушевали митинги против строительства рудника. Кортеж высокопоставленного чиновника забросали камнями, но вопреки здравому смыслу нападение осталось безнаказанным. Премьер-министр предпочел не следовать букве закона, согласно которой агрессорам светила уголовная ответственность, а простить участников акции протеста. Так был создан еще один тревожный прецедент. Манифестанты почувствовали себя безнаказанными.
Ни в одном из случаев смена правил игры не приносила проектам в горнодобывающей сфере стабильности и развития. Не стал гарантом безопасности и пересмотр генерального соглашения по «Кумтору». Сменился президент, и инвестору вновь предъявили претензии. Несмотря на сомнительность притязаний, в 2011 году власти согласились создать комиссию по пересмотру соглашения. В нее включили организаторов акций протеста против иностранной компании. Это решение стало знаковым. С его принятием стало понятно: теперь правила диктует митинг. Что означает: политика по отношению к крупному бизнесу будет еще более непредсказуемой.
«Охлократы», вдохновленные успехом собратьев по «оружию», уверовали в полную безнаказанность. Весной группа агрессивных сельчан в Таласской области разнесла и разграбила лагерь геологов. Инвесторам был нанесен колоссальный ущерб, однако ответственности никто не понес. А часть местных жителей заблокировали строительство рудника «Андаш», который иностранная компания готовилась запустить в ближайшие месяцы. Этот проект мог бы принести в казну страны около $200 в течение ближайших шести лет, но был похоронен из-за того, что инвестор «не сумел найти общий язык с населением». Точнее, с некоторыми его представителями.
Следующим в списке на закрытие может попасть «Джеруй», где у инвесторов тоже не все гладко в отношениях с местными игроками. Прецедент с «Андашем» показал, что группа заинтересованных сельчан в Кыргызстане может добиться остановки практически запущенного многомиллионного проекта, одобренного центральными властями. Что дальше?

«Золотой» сезон

Согласно официальным данным, реальная добыча золота в Кыргызстане осуществляется пока только на месторождениях Кумтор и Макмал. Расширить этот список до сих пор не удалось. Да и удастся ли? В Кыргызстане сейчас практически не осталось ни одного крупного инвестиционного проекта, связанного с добычей ископаемых, который бы не вызывал раздражение определенных групп населения. Страсти вокруг Кумтора, Джеруя и Андаша вдохновили выступить с протестом сельчан, живущих недалеко от еще одного важного для страны месторождения - Талды-Булак. Как будет разруливаться ситуация там, неизвестно.
Акции протеста вокруг проектов в горнодобывающей сфере все чаще принимают форму «экономического сепаратизма». Недра страны - общенациональное достояние. Так чем же население сел, расположенных близ месторождений, лучше остальных граждан? Почему именно они должны быть в фаворе и получать рабочие места в приоритетном порядке? Как место жительства может быть выше квалификации, трудолюбия и ответственности?
Логика протестующих, тем не менее, понятна: если кому-то можно, почему нам нельзя? Посему объектом нападок становится практически любой инвестиционный проект. Стоит ли Розе Отунбаевой удивляться недовольству жителей сел, близ которых пройдет железная дорога из Китая? Напротив. Удивительно другое: почему никаких требований инвесторам еще не выдвинули жители Бишкека? Уж тут-то совместных предприятий пруд пруди.
Был бы инвестор, а повод обязательно найдется. Несколько лет назад, к слову, депутаты Бишкекского горкенеша обсуждали возможность введения платы с автомобилистов, въезжающих в столицу. Это вызвало бурю возмущения. Но исходя из вышеописанной логики плата с автолюбителей вполне приемлема. Загрязняют же воздух выхлопы машин, не так ли? Давайте введем отдельный налог на автомобили всех иностранных представительств и компаний, а в довесок - контрольный: повышенные тарифы на коммунальные услуги для всех гостей столицы. Нечего наш город своими отходами засорять!

Игроки и «игрища»

Чем же реально обусловлено торжество свободы от здравого смысла? В случае с месторождениями в Таласской области, по словам экспертов, недовольство разжигают зажиточные фермеры. Им невыгодны рудники из-за боязни потерять дешевую рабочую силу. В действиях манифестантов прослеживаются и личные интересы. Жители то одних, то других сел требуют от инвесторов предоставлять высокооплачиваемые рабочие места, строить социальные объекты, прокладывать дороги, всячески поддерживать население. То есть все то, чем обязано заниматься государство. Не этим ли объясняется бездействие властей?
Можно предположить, что к выступлению против инвесторов имеют отношение не только политические круги или местные лидеры, но и криминалитет. Проекты, в которые инвестируют иностранные компании, не склонны сотрудничать с преступными кругами, которые, как известно, еще не так давно получали немалые дивиденды с добычи драгоценных металлов. Вполне вероятно, что свой процент от разработки недр криминалитет имеет и сегодня, поскольку в Кыргызстане до сих пор действуют небольшие бригады старателей, намывающих золото в горных ручьях.
Ни одна из протестных групп, как кажется, не осознает до конца последствий своих действий, а государство не понимает, что подобная инвестиционная политика - палка о двух концах. К примеру, в ЮАР, где наблюдается схожая ситуация, прогнозируют значительное сокращение объемов горной добычи. Связано это с тем, что горнодобывающая отрасль в Южно-Африканской республике также считается рисковой. И все бы ничего, если бы не призывы правящей политической партии к национализации ряда объектов. Компании, занимающиеся разработкой полезных ископаемых, обязали продать 26 процентов своих активов местным инвесторам. Иностранный бизнес, столкнувшись с таким гостеприимством, сворачивает производство.
Грандиозный скандал вспыхнул вокруг масштабного золотодобывающего проекта в Узбекистане, в котором участвовала британская компания Oxus Gold Plc. Власти соседней республики намерились взять разработку залежей драгметалла под полный контроль, но цену за долю инвестора посчитали неприемлемой. Официальный Ташкент инициировал процедуру добровольной ликвидации совместного золотодобывающего предприятия. Oxus заявил о намерении подать в международный арбитраж и объявил о введении форс-мажора на руднике. 29 июня были прекращены торги акциями британской компании Oxus Gold plc на площадке Лондонской фондовой биржи.
Кыргызстан, похоже, ведут той же дорогой. Власти намерены увеличить долю в компании, разрабатывающей месторождение «Кумтор». Официальный Бишкек рассматривает акции корпорации «Центерра» как предмет для возможного залога под миллионные займы из-за рубежа, однако пока не сделал ничего, что могло бы увеличить стоимость этих активов и действует, скорее, от противного. Бьет, значит любит?

11.07.11

ИА «24.kg», Данияр КАРИМОВ