: : Разделы сайта : :
: : Календарь : :
«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
: : Баннеры партнеров : :
Баннер

Обратная связьСвязь с администрацией


:: Из других источников ::
: : Опрос сайта : :
: : Облако тегов : :
: : Популярное : :
О государственных и муниципальных услугах в Кыргызской Республике
3.11.11г

В настоящее время реализуются разнообразные проекты в сфере государственных, муниципальных и других услуг. Интерес к этой теме выразили государство (Постановление правительства КР подписанное в марте 2011г. о создание Реестра государственных услуг) донорские организации (ЮСАИД, ВБ, ПРООН, институты гражданского общества и другие), однако, в этой сфере сложились двухсторонние отношения между донором и государством и донорами и институтами гражданского общества. Отношения между государством и институтами гражданского общества носят или формальный характер, или приводят к конфликтам. В результате, возникают фиктивно-демонстрационные продукты, которые незначительно влияют на качество предоставляемых услуг, их стоимость и т.д. По сути, интересы гражданского общества в проектах по услугам представлены очень слабо, а интересы граждан практически не учтены.

При поддержке Фонда «Сорос - Кыргызстан», в рамках Программы «Общественное управление», Центр общественных технологий реализует проект «Оценка эффективности участия институтов гражданского общества и учета интересов граждан Кыргызстана в управлении государственными и муниципальными услугами», целью которого является проведение полиси - исследования и разработка рекомендаций для органов государственного управления, а также обеспечение участия НПО и учета интересов граждан в разработке Реестра государственных услуг, стандартов услуг и оценки их качества в 2012 г. и в последующие годы.

В рамках Проекта 26 октября 2011 г. в г-це «Достук», проводился экспертный семинар «Оценка эффективности участия гражданского общества и учета интересов граждан Кыргызстана в управлении государственными и муниципальными услугами», в котором приняли участие представители госуправления, неправительственных организаций, независимые эксперты, члены ОНС, а также представители СМИ и Школы публичной политики.
Целью экспертного семинара являлось определение наиболее значимых проблем и способов их решения в сфере участия гражданского общества и учета интересов граждан Кыргызстана в управлении государственными и муниципальными услугами. В ходе мероприятия были обсуждены государственная политика в сфере предоставления государственных и муниципальных услуг, формирование реестра государственных услуг и последующая разработка стандартов услуг, вовлечение гражданского сектора в процесс и учет его интересов (обзор международного опыта, представление кратких выводов по проведенному исследованию, а также существующие проблемы).

Стенограмма одного из обсуждений экспертного семинара (кратко)

Тарбинский О.С. (Аппарат Правительства КР): Те министерства и госорганы, которые предоставляют услуги, провели инвентаризацию, формирование единых реестров предоставляемых услуг, обозначили цели и обоснование, стоимость этих услуг и предоставили это все в письменном виде. Вопросы, связанные с этими услугами, прежде всего, упираются в качество получаемых услуг, что является большой проблемой для нашей страны. В связи с чем, необходимо осуществить надзор, который будет закреплен в НПА, для того, чтобы со стороны гражданского общества можно было осуществлять опрос и мониторинг предоставляемых услуг для того, чтобы была обратная связь, чтобы граждане, получившие некачественную услугу, не отвечающую этому стандарту, смогли разрешить этот вопрос до судебного разбирательства. Во многих предприятиях, учреждениях, госорганах существуют различные структуры для обращения с жалобами на их действия, но тем не менее обратной связи от этих структур граждане не получают, таким образом, мы не знаем, что с ними дальше происходит, на каком уровне государство сможет «заморозить» или «затормозить» обращения граждан. Следующим этапом будет рассмотрение перевода единого реестра услуг в форму электронного формата, чтобы граждане могли получать необходимые сведения через терминалы, а также не выходя из дома, пользуясь интернетом.

Таранчиев Э. (Институт корпоративного управления): Хотелось бы для себя отметить, что такое услуги и функции. Конституция гарантирует гражданам минимальные затраты на предоставляемые государством услуги. У министерств и ведомств есть функциональные обязанности, которые они обязаны исполнять и действовать в обеспечении благ граждан. Я не могу это понимать как услугу, так как в моем понимании, услуга – это то, за что берут деньги. Таким образом, государство должно, прежде всего, выполнять свои функциональные обязанности. Но когда граждане заказывают дополнительный аспект деятельности, либо по интересам и так далее, то это уже является госуслугой, и госучреждения могут соответственно взымать за это дополнительную оплату. Допустим, когда мы говорим, что оказываем услуги, выдавая лицензию о государственном образовании, это абсурд, поскольку государство обязано выдать лицензию согласно своим функциональным обязанностям. Интересно посмотреть, что 21 тыс. госуслуг оказывается на сегодняшний день, а кто-нибудь считал, сколько времени госучреждения тратят на то чтобы выполнять свои функциональные обязанности, и сколько на услуги, за которые они ещё и берут деньги. За что же граждане платят налоги? Ведь таким образом они содержатся за счет граждан. Что же касается внедрения правового акта, о котором говорил Олег Станиславович, хочу отметить, что не люблю законы. Чем меньше законов, тем легче для нас решать. Любой закон это ограничение гражданских прав и расширение полномочий государственных структур. Нужно внести норму, чтобы граждане могли заказать определенную услугу, и государство смогло эту услугу открыто предоставить, чтобы не было монополизации, как в «рыночную» эпоху. Добавляя нормативные пункты, государство, таким образом, забирает себе дополнительные полномочия, которые им никто не давал. Государство должно точно следовать пункту закона, а не пункту нормативного акта. В связи с этим, возникает вопрос к группе, которая работает над нормативным актом, как они разделили эти функции, которые обязывают госорганы, и те услуги, которые госорганы предоставляют в связи с тем, что обладают определенными полномочиями и возможностями?

Тарбинский О.С. (Аппарат Правительства КР): Я буду отвечать языком закона, так как существует много разных мнений. Закон говорит о следующем. Итак, различие между функциями и услугами. Этот технологический рост мы сами придумали 2 года назад, для того чтобы сделать вывод, где услуга, а где нет. Всё остальное назвали функциями. На самом деле это неправильная терминология, услуга – это тоже функция, но это конкретный результат деятельности. Услуга должна быть утверждена Постановлением. Услуга в отличие от лицензии, это не то, что навязывается, а то, что просит сам гражданин. На примере коммунальных услуг, многие говорят, что никто не просит, что это по умолчанию. На самом деле на каждую организацию заключается договор. Граждане обязаны оплачивать коммунальные услуги. Если гражданин добровольно откажется от предоставления услуг, то эти услуги ему не перестанут оказываться. Наличие запроса – это то, чем функции отличается от услуги. Так же ведется работа над установлением стандартов по видам услуг, в которых будут отражены критерии предоставления услуг. Допустим, максимальное время прибытия машины скорой помощи, и т.д.
Касательно платности/бесплатности…. Мы остановились на том, что все услуги будут предоставляться бесплатно, за исключением тех услуг, которые будут предоставляться сверх установленного норматива, к примеру, предоставляемых в условиях повышенной комфортность, а также предоставляющие возможность для извлечения коммерческой выгоды в последующем, в случаях если услуга представляет собой угрозу для безопасности и здоровья граждан, либо оказывается повторно. Закон необходим, это одно из условий, чтобы сделать процесс необратимым.

Коак А. (ЦОТ): Олег Станиславович, у меня вопрос к вам, мы все услышали, что существует официальный реестр госуслуг, который включает 125 платных, и реальный список услуг, который включает в себя 21 тыс. Какова вероятность того, что обновленный список государственных услуг через какое-то время опять не разрастется?
Тарбинский О.С. (Аппарат Правительства КР): Действительно, опасения есть, но я думаю, что мы сделаем все, чтобы риски были минимальные. Во-первых, мы торопимся разработать закон, где будет четкий порядок, каким образом услуга становится услугой, что показывает реестр. Сейчас механизм, который разработан - двухэтапный, это: ведомственная комиссия, а также 50% представителей гражданского общества и 2ой этап – это межведомственная комиссия, которая не исчезнет, она будет существовать, периодически собираться. Механизм принятия очень сложный и «проскочить» практически невозможно, так как по норме закона это будет просто недопустимо. Как только обновится реестр и начнут появляться электронные порталы, будут вывешиваться стандарты и люди увидят, что они, к примеру, смогут обжаловать некачественное предоставление государственных и муниципальных услуг, это моментально пойдет на пользу всей работе, и уже будет подготовлено не только государство, но и само общество, люди будут это контролировать. Наличие этих факторов дают невозможность для будущих нарушений.

Арбаналиева Д. (ПРООН): Вы показали опыт Сингапура, наверное, это не зря. Возможно, вы хотите какие-то элементы их программы применить к Кыргызстану. Так ли это?

Слепченко Н. (ЦОТ): Мы представили опыт Сингапура, но это не означает на 100%, что он будет наложен на Кыргызстан, наши страны во многом отличаются, что-то мы можем перенять у них, что-то – нет. Просто это наиболее удачный опыт вовлечения граждан в управление услугами. Всё будет зависеть от ситуации и ресурсов.

Абдырасулова Н. («Юнисон»): До того, как у нас не было закона, который регулирует эти отношения, по каким параметрам оказывались эти услуги? Существовали ли какие-то правила, или установки, по которым предоставлялись эти услуги?

Тарбинский О.С. (Аппарат Правительства КР): Услуги были, но стандартов на них не было и нет. Разговор о стандартах ведется только последние 2 года. И сейчас в правовом поле существует один закон «О государственных стандартах», но речь там идет о стратегических стандартах, т.е. о тех документах, на основании которых в том, или ином виде услуга будет оказываться. Но, при этом существуют и ведомственные инструкции, однако стандартом это не является.

Тынаев Н. (Центр трудоустройства граждан КР за рубежом при Министерстве труда, занятости и миграции КР): Сегодняшняя тема семинара действительно актуальны, поскольку в условиях современности, когда речь идет о переходе на виртуальный образ жизни, когда большинство коммунальных услуг, которые население получает от государства или иных лиц, переходят в цифровой формат, и, соответственно, те услуги, которые ранее предоставляло государство, и которые госорганы считают своими функциональными обязанностями, рано или поздно изживут себя, и люди уже перестанут обращаться в те или иные госорганы, в связи с появлением различных терминалов, где можно оплатить практически любые услуги. Таким образом, цифровые услуги постепенно отобьют у государства те функции, которые мы на сегодняшний день называем услугами, которых на сегодняшний день насчитывается свыше 21 тыс. Конечно, все эти услуги нельзя «грести под одну гребенку», так как есть услуги, от которых может зависеть национальная безопасность, жизнь, здоровее граждан. И нужно четко разграничивать, где обычные услуги, за которые нужно платить, а где деятельность, которая несет в себе право контроля. Средства, получаемые с граждан за оказание каких-либо услуг, по большей части уходят напрямую в госбюджет. Но, госорганы могут получать от этих услуг какой-то определенный процент. И я считаю, что действительно пришло время разобраться, какие услуги нужны, какие можно сократить, но, на мой взгляд, многие госорганы потеряют свою необходимость для существования, потому что эти услуги постепенно монополизируются со стороны социальных провайдеров. Эта работа необходима, но нужно все взвешивать, и отделять обычный товар от интересов национальной безопасности.

Карабанов Г.: Я хотел бы быть не гражданским обществом, а гражданином. И предъявить следующие требования. Участие гражданина в современных экономических и политических условиях в управлении государственными и муниципальными услугами практически невозможно. Напрямую обратиться в министерство или ведомство гражданин не может, поскольку чиновник «вьет из него веревки» и видит «дойную корову». Для меня очень важен этот вопрос. Мне хотелось бы, чтобы люди, которые участвуют в этом, в том числе и чиновники, которые создают законы, понимали мотивацию граждан. Во-первых, я хочу знать, что мне запрещено, и не хочу знать, что мне разрешено, таким образом, я понимаю, в чем закон меня ограничивает. И поэтому, исходя из того, какой будет готовиться закон, мне важны запретные моменты. Люди не обращаются с жалобами, поскольку у них нет веры в то, что от этого будет какая-то польза. Но, тем не менее, нужно готовиться к тому, что, возможно, общество изменится и нормы, которые сейчас вырабатываются, начнут работать. Но я не верю, что через месяц или два после того как появится закон, что-то изменится, так как чиновники станут злее, в связи с тем что у них отберут услуги, которые они раньше оказывали. Услуги и товары – это коммерция. А оказание услуг госорганами – это выполнение функциональных обязанностей.

Дыйканов Б. (SBDC consult): Эта проблема возникла не на пустом месте. Услуги появились как одно из дополнений к пополнению бюджетных средств. Если мы будем сокращать госуслуги, это должно отразиться на бюджетном финансировании. В отношении функций госуслуг…..Если мы будем говорить о том, что услуга является продолжением функции, соответственно, эта услуга должна оказываться бесплатно. Если же услуги выходят за рамки нормативов или предоставляются на более комфортных условиях, они должны быть платными. Услуги в городе и в селе должны различаться в силу доходов. Стандарты действительно должны быть, если их нет, надо ввести нормативы.