: : Разделы сайта : :
: : Календарь : :
«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
: : Баннеры партнеров : :
Баннер

Обратная связьСвязь с администрацией


:: Из других источников ::
: : Опрос сайта : :
: : Облако тегов : :
: : Популярное : :
«Основная линия предвыборной борьбы разворачивается не в публичном пространстве»
Валентин Богатырев
http://ipp.kg/ru/news/2073/

«При кажущемся внешнем затишье сейчас идет активный переговорный процесс, который должен предопределить итоги выборов еще до голосования», - отмечает в своей статье, написанной специально для Института общественной политики, Валентин Богатырев, руководитель аналитического консорциума «Перспектива».

Итоги президентских выборов, которые были предопределены еще три месяца назад, стали сегодня еще более очевидными. Ситуация острого противостояния во втором туре кандидата от юга и кандидата от севера перенесена на более ранний период и, скорее всего, будет разрешена уже в первых числах октября.

Эти, на мой взгляд, безусловные, утверждения входят в явное противоречие с раздающимися со всех сторон предреканиями горячей политической осени, острой предвыборной борьбы, кровавых поствыборных событий и тому подобным, что мы слышим со всех сторон, начиная с президента страны и заканчивая не очень хорошо понимающими, что происходит, внешними экспертами.

Что же дает основания для уверенности в безальтернативности выборов и утверждений о том, что выборы потеряли свою интригу? Да практически все, что происходит.

Начнем с выдвижения кандидатов. Думаю, понятно, что мы имеем дело только с одним кандидатом от политической партии, утвержденным в результате внутрипартийной дискуссии и на конкурентной основе. Все остальные претенденты, формально выдвинувшиеся от политических партий, на самом деле являются самовыдвиженцами, такими же, как и остальные 54. Разница только в том, что одни сделали это перед дверями Центризбиркома, или на пресс-конференциях, а эти - на съездах партий. Ни на одном из съездов политических партий, кроме одной, не обсуждались никакие другие кандидатуры, кроме этих самовыдвиженцев. Это еще раз доказывает, что политические партии у нас исключительно клиентистские и представляют только интересы своих лидеров.

Столь большое число кандидатов в президенты не должно нас смущать. Все они делятся на четыре категории. Первая – наиболее малочисленная – реальные претенденты на пост президента. Предписанные законом ограничения в предвыборной агитации не позволяют пока назвать их фамилии, но их только 3-4 человека.

Вторая категория кандидатов – это уже феномен не из политического, а из психологического пространства. Таких больше всего: удовлетворяющих за счет акта выдвижения свои амбиции, комплексы, фобии.

Есть и небольшая, - не без этого - категория кандидатов из пространства клинических феноменов. Их фамилии тоже всем известны. И их оказалось на удивление мало.

И наконец, четвертая категория – технические или политтехнологические кандидаты. Это люди, которые выдвинуты в качестве средства политической игры. Таких особенно много среди южных кандидатов.

Если отбросить вторую и третью категории, которые, скорее всего, до регистрации не дойдут, или дойдут только два-три из них, то в избирательные бюллетени попадет в четыре раза меньше, чем выдвинулось: около пятнадцати-двадцати кандидатов. Подавляющее большинство из них будут технические кандидаты, то есть люди, предназначенные для растаскивания голосов или же для снижения стоимости власти основных претендентов.

Вообще мы будем иметь дело с компанией, в которой, подобно айсбергу, на виду будет только незначительная часть. Конечно, со стороны кандидатской массовки будут предприниматься отчаянные усилия «снести» основных претендентов, прежде всего, за счет вброса компромата на них. Но первые действия в эту сторону показали, что какими бы ни были скандальными разоблачения, нашу публику уже не удивишь. Третья серия порнороликов уже далеко не так интересна, как предыдущие. И воровство государственных денег идет в таких масштабах, что никого уже не впечатляют.

О том, сколь незначительно внимание к публичной предвыборной агитации, говорит и отсутствие всякой реакции Центризбиркома на нарушения закона, сплошь и рядом совершаемые кандидатами и другими участниками кампании.

Несмотря на законодательный запрет, средства массовой информации свободно и без последствий публикуют высказывания зарубежных экспертов о том, кто из кандидатов является наиболее сильным. Полным ходом идет предвыборная кампания на биллбордах. Один из кандидатов, используя свой статус, повышает зарплату бюджетникам. Практически все средства массовой информации буквально каждый день публикуют материалы, которые можно без всякого сомнения отнести к предвыборной агитации. И так далее. В такой ситуации Центризбиркому с каждым днем становится все более невозможным занять принципиальную, соответствующую требованиям закона, позицию. Если все нарушают правила, то привлечь к ответственности одного или двух никак не получится, это будет воспринято как избирательное политическое преследование. Получается, что в едином Кыргызстане не ум сильнее хитрости, а хитрость сильнее закона.

Основная линия предвыборной борьбы разворачивается вовсе не в публичном пространстве. При кажущемся внешнем затишье сейчас идет активный переговорный процесс, который должен предопределить итоги выборов еще до голосования. Говорить о деталях этого процесса пока нельзя, но в целом он сводится к тому, чтобы попытаться избежать наиболее нежелательного сценария открытого, вплоть до силового, противостояния по итогам выборов.

Вопрос, который будет решаться в начале октября в непубличной межэлитной предвыборной борьбе - это раздел власти. Причем по отношению к итогам последних парламентских выборов это будет передел власти.

В большой степени в процесс перераспределения власти будет включен Жогорку Кенеш. Здесь существует три основные площадки, на которых будет разворачиваться интрига.

Прежде всего – коалиционные игры. Уже сейчас существует, как минимум, три плана переформатирования коалиции. Цели у них разные.

Премьер-министру нужно как воздух улучшить управляемость правительства, его дееспособность и весьма сомнительную ныне репутацию. К тому же его не может не беспокоить вопрос о том, на кого будет оставлено хозяйство на время президентских выборов и кому оно перейдет в случае его победы. В любом случае ему нужен управляемый или, как минимум, вменяемый, договороспособный премьер, а также достаточный фракционный ресурс для того, чтобы поменять структуру и сформировать новое, существенно более эффективное правительство. Но эта задача, как мы уже отмечали ранее, входит в серьезное противоречие с предвыборным политическим маневрированием. То есть вопрос стоит в том, чтобы избежать нежелательной дилеммы между легкой победой, но плохим правительством, либо лучшим правительством, но тяжелым, сомнительным исходом выборов. А поскольку у нас привыкли всегда выбирать между плохим и очень плохим, то идея отказа от такого выбора Алмазбеком Атамбаевым никак не принимается.

Что касается южного парламентского крыла, то для них было бы важно оставить нынешнего премьера и кандидата в президенты на время выборов без какого-либо административного ресурса. Его уход в отпуск, и демонстративный отказ предлагать местных начальников никого почему-то не убеждает. Развал нынешней коалиции в преддверие выборов даже в самом худшем случае «подвесит» не только правительство и весь админресурс, но и самого кандидата, а в лучшем, для сторонников этого плана, исходе позволит вообще лишить Алмазбека Атамбаева кабинета во власти, в который можно вернуться после выборов.

Блок Кулов-Текебаев-Ташиев существует давно и уже предпринимал в начале весны ряд попыток развалить существующую и создать новую коалицию. Здесь даже распределение постов предельно понятное. Но мы знаем, что до сих пор это не получалось. Причин ровно столько, сколько и участников этого триумвирата.

Вторая тема в Жогорку Кенеше, вокруг которой будут разворачиваться события в сентябре – кандидатура временно исполняющего обязанности премьер-министра. Она, конечно, тесно связана с коалиционными интригами, но имеет и самостоятельное значение. По нескольким причинам.

Прежде всего, представляется весьма трудно реализуемым на первый взгляд естественный ход возложения обязанностей на первого вице-премьера. Омурбеку Бабанову нанесены существенные репутационные ранения, Проблема Бабанова еще и в том, что у него нет достаточной поддержки в парламенте. Знает обо всем этом Атамбаев? Думаю, да. Назначит ли он, тем не менее, Бабанова исполняющим обязанности премьер-министра? Ответ тот же: да. Понятно, что такое назначение вызовет реакцию Жогорку Кенеша и это может сказаться на предвыборных позициях Атамбаева. Хотя и маловероятно, но не исключено, что премьер-министр предпримет попытку избежать этих ненужных ему перед выборами негативов.

Возможно, что накануне своего ухода в предвыборный «отпуск» Атамбаев поступит так, как Путин поступил в свое время перед своими президентскими выборами: представит парламенту новое правительство, правительство будущего, с которым он намерен как возможный президент работать дальше. Это было бы сильным ходом, но вероятность его успешного осуществления достаточно неопределенная.

И наконец, третья тема осеннего парламентского бытия: спикер. После отказа Ахмата Кельдибекова выдвигаться кандидатом в президенты, шансы того, что он станет жертвой предвыборных договоренностей других кандидатов, резко возросли. Сохранить свои позиции в этой ситуации ему будет крайне нелегко. Ценой могла бы быть его поддержка того кандидата, который победит. Но проблема в том, что, во-первых, надо сделать правильную ставку, а во-вторых, надо еще ответить на вопрос: понадобится ли этому кандидату поддержка А.Кельдибекова? Конечно, для спикера существует и сценарий политического нейтралитета. Он, правда, требует достаточно высокого уровня собственной устойчивости в парламенте, обеспечить который будет очень непросто, чтобы не сказать - дорого.

Таким образом, в ближайшее время нас ждет достаточно интенсивный и сложный процесс политических переговоров и решений, как в парламенте, так и за его пределами. При этом категорически нельзя упрощать и сводить этот процесс только к межрегиональным договоренностям. Вообще, хотя переговоры идут структурировано в региональном отношении, в основе их лежит далеко не региональный принцип.

Кроме того, сегодняшний политический процесс имеет не только предвыборный, но и более долгосрочный политический контекст. В частности, идет скрытая, но активная фаза переформатирования институциональной структуры политического поля. Причем это переструктурирование имеет совершенно другое содержание, чем прошлогоднее, кануна парламентской предвыборной кампании. Прежде всего, потому, что в основе его лежит уже не просто и не только клановое конфигурирование, но иная, нежели просто потребительская, идеология и иные подходы к развитию страны.

В этом смысле предстоящие президентские выборы несут большую идеологическую и стратегическую нагрузку. То, чем гордится нынешний президент – первая в современной кыргызской истории правовая и добровольная передача власти – это не более чем мизерная толика реального значения предстоящих выборов.