: : Разделы сайта : :
: : Календарь : :
«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
: : Баннеры партнеров : :
Баннер

Обратная связьСвязь с администрацией


:: Из других источников ::
: : Опрос сайта : :
: : Облако тегов : :
: : Популярное : :
ПОЧЕМУ МОЛОДЕЖЬ СТАЛА ДВИГАТЕЛЕМ АПРЕЛЬСКИХ И ПОСЛЕДУЮЩИХ СОБЫТИЙ?
Апрельские события показали, что за 20 летний период независимости республики, выросло поколение молодых людей, заявляющих о своих политических амбициях и требующих особого места в политическом пространстве страны. За историю независимости Кыргызстана, страна впервые начинает сталкиваться с таким естественным процессом, как приближение смены поколения в структуре власти. В виду того, что ни управление страны, ни система подготовки государственных кадров, ни общество, не готовились к таким переменам, это является для страны определенной проблемой и угрозой, за которой могут последовать и большие социальные последствия.

Вдобавок к этому следует подчеркнуть следующие факторы: сложившаяся система образования не выполняет свои функции, неэффективность государственной молодежной политики; слабая социальная поддержка;
все это привело к тому, что молодежная среда представляет очень сложную социальную структуру, и без кардинальных реформ вышеперечисленных систем, мы получим страну, где социально-политический кризис будет с каждым разом только ухудшаться.

Наступление периода смены поколений в чистом виде не является следствием сложившейся политической действительности страны, где молодежь увидела благоприятные условия для политической борьбы, просто начался естественный процесс перехода поколений из одного социально-политического качества в другое, т.е. целое поколение, недополучившее экономические, социальные и властные ресурсы, теперь само хочет распределять эти ресурсы. Но, это лишь одна группа молодежи, которая явилась в основном идеологическим двигателем последних политических событий, но существуют и силовая группа молодежи (маргиналы) последних событий, которая отличается мотивами и формой поведения. Так, в качестве двигателей апрельских и последующих событий, я выделяю 2 основные группы молодежи, которые условно можно обозначить как:

1. Политизированная молодежь. Важно, обратить внимание на тот факт, что мотивом к активности данной группы служит политизированная и протестная идея о том, что есть существующая власть, которая по определению является плохой, но есть силы, которые борются с ними (оппозиционеры), которые по логике должны быть лучше чем, те, кто сейчас у власти. И вся эта группа политизированной молодежи (в основном, это молодые члены оппозиционных партий, оппозиционных движений) поддерживают деятельность политического протеста инициированных старшими политиками. В итоге, как было и во время событий 2005, примерно такая ситуация и сейчас, молодежь осталась за чертой новой власти. Т.е. мы имеем дело с повторяющимся витком событий, который сейчас идет уже на третий круг. Резкая политизация молодежи, возникающая вокруг громких политических событий наблюдалась и во время событий 2005, но тогда, после установления относительной политической стабилизации, активность снизилась, без усиленного участия молодежи в политической борьбе. В событиях этого же года, мы видим другую картину, где наоборот, политическая активность молодежи усиливается, в отдельных случаях радикализуется через выставление политических требований. Так, на сегодня, уже озвучены ряд политических требований, которые говорят о серьезности начатого движения молодежи. Среди таких требований: 40% ключевых должностей предоставить молодежи; снизить возрастной ценз на выборах в ЖК – до 21 года (пролоббирован), Президента – до 28 лет (сейчас 35); обучать молодые кадры заграницей за государственный счет; молодежные неформальные группы по охране правопорядка (ДНД) требовали зачислить их в ряды милиции в качестве официальных служителей порядка. Так, уже существуют отдельные молодежные группы, которые в принципе имеют идеологические основания для выстраивания политического курса, к примеру, функционируют группы националистов, либералов, социалистов, в настоящее время, таких молодежных групп около 40, часть из них без сомнения, будет представлена в предстоящей парламентской борьбе, а часть будет готовиться к активной политической жизни страны. И, если учесть, что политические события марта 2005 и апреля 2010 годов, которые добивались за счет поддержки молодежи, но, не поощрялись властью, то доверия к старшим политикам у молодежи уже нет, и вполне вероятно, что без скорейшего сглаживания политических противоречий молодого и старшего поколений, третья волна политических перемен может быть уже инициирована самой молодежью.

Что делает ВП в решении этих проблем? ВП предприняло ряд мер, к которым можно отнести: постановление «О программе по призыву на государственную и муниципальную службу нового поколения управленцев»; создание министерства по делам молодежи; проведение множество форумов и встреч, как показатель того, что власть идет навстречу молодежи, движениям добровольных народных дружин был официально присвоен статус внештатных служителей правопорядка, которые патрулируют города и села вместе с милицией. Но, пока, эти меры, не создают условий для того, чтобы молодежь могла быть допущена к властным ресурсам. Отсюда, очередная угроза противоречий, основанная на ощущении обмана, через некоторое время, когда ситуация относительно стабилизируется, политическая часть молодежи поймет, что их опять использовали, следовательно, противоречие только усилится.

2. Ко второй, значительно серьезной и проблемной группе участников последних событий относится, условно обозначенная «Деморализованная молодежь». В отличие от первой группы, данная группа является многочисленной и маргинальной, необходимо отметить, что самую большую угрозу для стабильности ситуации представляет именно подобная группа. По большому счету, именно эта группа являлась движущей силой всех последних политических событий 2005, 2010 годов и беспорядков на юге. Эта целая армия, преимущественно сельской молодежи, у которых нет образования, нет работы и перспектив на будущее, т.е. это абсолютно неустойчивый социальный слой, который подвержен любым внешним пропагандам и манипуляциям, и понятно, что любая деструктивная сила будет использовать эти группы в своих интересах. Эта группа является показателем серьезной социально-экономической проблемы страны, и пока проблема не будет решаться, понятно, что группа будет расширяться с каждым годом. Если государство не будет способно обеспечить ее нормальное существование (образование, работа, социальные гарантии), то у этой группы будут вполне оправданные социальные претензии к любой власти, и вполне очевидно, что эти претензии уже будут самого радикального характера.

Особо важно подчеркнуть, фактор, который способствует легкому управлению данной группой, в силу уязвимости перед информационной пропагандой даже самого низкого качества, как слухи. Как показали апрельские и июньские события, информационная уязвимость позволяет легко провоцировать беспорядки, вербовать силы и сеять панику среди населения. В итоге, мы получаем другой пакет проблем, который связан с эффективностью слухов, в среде, где нет культуры получения, обработки и передачи информации.

Информационные технологии
В тоже время нельзя не отметить и позитивные явления последних событий, где молодежь сыграла значительную роль в стабилизации ситуации. Речь идет о сфере интернет технологий, где имеются заметные успехи, а более того являются перспективными в плане внедрения в общественные отношения инновационных и современных технологий развития. Дело в том, что среди кыргызстанских активных интернет пользователей имеются сформировавшиеся группы, которые и задают тон контенту неформальной интернет коммуникации, модерируют форумы, ведут блоги, рассылают электронные письма, в целом, выполняют функцию обеспечения безопасности общения, проводят вполне адекватные гражданские кампании. Имеются множество примеров, когда активные Кыргызстанские интернет пользователи создавали оперативные площадки коммуникации по происходящим событиям в стране, вели жесткий контроль над содержанием предоставляемой другими участниками информации, опровергали слухи, в нестабильные дни беспорядков в столице и на юге, некоторые форумы превращались в самые оперативные источники информации, проводились благотворительные кампании по сбору гуманитарной помощи для пострадавших жителей юга и т.д.

Т.е. примеров, являющихся достаточно адекватными и необходимыми для выруливания ситуации силами и возможностями молодежи много. В этом смысле, подобные группы неформальных модераторов интернет общения могли бы вполне успешно противодействовать негативному содержанию интернета, а в необходимых случаях даже быть группой противодействующей информационным атакам против страны. Более того, возможности интернет пользователей Кыргызстана, однозначно должны учитываться при реализации различных политик и стратегий государства в дальнейшем.

Следующее позитивное явление современного Кыргызстана связано с молодежными группами, которые, по сути, сформировали новую форму общественной безопасности. Самым активным молодежным социальным движением апрельских и последующих событий, стали движения народных дружинников («Патриот», «Сакчы», «Спартак» и др.). В условиях недостаточности сил и средств милиции и структур безопасности, подобные неформальные группы сыграли очень важную роль в удержании относительной стабильности в стране. Особенность подобных социальных движений:

1. Организованность;

2. Ориентированность на сохранение правопорядка и безопасности;

3. Мобильность сбора людей, реагирования на вызовы и распространения оперативной информации;

4. Во время острых дней беспорядков в отличие от милиции, пользовались доверием среди населения;

5. Движение имеет тенденцию возникновения в других регионах страны (Ош, Джалал-Абад);

Данная тенденция прямым образом указывает на необходимость пересмотра системы общественной безопасности, а значит, это может служить и основанием для реформы милиции.

Подводя итоги, хочу немного поговорить о корневых причинах той ситуации, которую мы имеем сейчас, прежде всего, необходимо зафиксировать, что проблема молодежи является комплексной и сложной. И, очевидно, что вся система развития страны с момента обретения независимости не ориентировалась на будущность, существуют отдельные люди или группы элит, которые озвучивают цели будущего, но механизма, который бы обеспечивал ее политическую реализацию, еще в стране нет. В итоге мы имеем, неэффективное образование, которое не готовит молодежь к завтрашней жизни, неразумную систему распределения ресурсов, которая обогащает одного и делает нищим другого и т.д.

В этом смысле, прежде всего, в системе управления страны, должно быть принципиальное понимание, и воля к реализации комплексной молодежной политики, не ограничивающееся только вопросами социального обеспечения, но и включая вопросы политического образования, культуры, преемственности и межпоколенческого диалога. Управленческая элита всегда должна понимать и иметь проект смены поколений именно путем плавного и безболезненного перехода. К сожалению, Кыргызстан, стал именно тем наглядным государством, который показывает примеры последствий кризиса, основанного на ошибках системы управления. К примеру, проблемы политического диалога поколений, при определенных внешних условиях повернули ход развития истории в Грузии, где смена управленческого поколения хоть и произошла радикальным образом, но стала основанием для уверенных реформ власти и управления. Очевидно, что подобные системные проблемы также ожидают и наших соседей, где тоже наступило время смены поколений, возможно в силу особенностей политического режима, там пока сохраняется относительное спокойствие молодежи, но, если ничего не делать, наступление кризиса, лишь вопрос времени.

Второе, особое внимание, должно быть уделено реформе образования, учитывающее новые реалии. Причем, серьезные образовательные преобразования должны идти сквозь всю линию молодежной политики. Параллельно, очевидно, что при политической и профессиональной элите страны, понимающей проблемы будущего, должны работать школы подготовки кадров ориентированных на развитие страны. Основной упор ответственности за перспективу страны ляжет именно на подобные школы, так было и на западе, так происходило во время советского союза. В этой части, особая роль видится в неправительственном и экспертном секторах, ибо именно свободный и креативный подход воспитания новых кадров определяет ее адекватность новым вызовам времени.

В-третьих, совершенно очевидно, что необходима интеграция и взаимодействие международных усилий в направлении решения проблем молодежи. Это значит, что региональные и межрегиональные экспертно-политические дискуссии по вопросам обмена информацией и взаимной консультации должны быть продолжены. По большому счету, сложившаяся ситуация в Кыргызстане является самым настоящим зеркалом могущим отражать потенциальную действительность в странах с одинаковым уровнем развития, как минимум на уровне постсоветского пространства, а это значит, что опыт Кыргызстана может быть реальным основанием для начала преобразований в странах где имеются схожие проблемы.