: : Разделы сайта : :
: : Календарь : :
«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
: : Баннеры партнеров : :
Баннер

Обратная связьСвязь с администрацией


:: Из других источников ::
: : Опрос сайта : :
: : Облако тегов : :
: : Популярное : :
Стенограмма клубного обсуждения «Есть ли эксперты в Кыргызстане?»
Участники:
1. Артем Пономаренко (АП), Фонд за международную толерантность
2. Эсен Джуманов (ЭД), стажер аналитик аналитического консорциума «Перспектива»
3. Зарина Мамбеттурдиева (ЗМ), Студентка КРСУ
4. Айнура Уметова (АУ), независимый эксперт по экономике
5. Наталья Слепченко (НС), ЦОТ
6. Артур Букалаев (АБ), ЦОТ

АБ. Мы давно обсуждали возможности организации клубных обсуждений. С одной стороны, это сейчас модно, когда различные состоявшиеся организации запускают такие проекты, но с другой стороны, я думаю, это интересно, если это правильные темы, в том числе и для самообразования. И сегодняшняя тема, достаточно актуальная, я посмотрел в интернете, и в принципе, никто об этом не говорит, об экспертах в Кыргызстане. Какова их роль, функции? Кто они, вообще? Появилась масса людей называющих себя экспертами. И сегодняшняя задача, в том чтобы выяснить для себя, кто такие эксперты? И какова их роль? Может выработать какие-то критерии для их определения.

АУ. Давайте, сразу различим, мы будем говорить об экспертах или аналитиках? Это разные понятия?

АБ. Мы говорим об экспертах. И я предлагаю каждому из вас высказаться по этому поводу. Есть ли эксперты в Кыргызстане?

ЭД. Может, пойдем сначала от теории? Дадим определения, потом будем приземлять ее к проекции Кыргызстана.

НС. Может с определения начнем?

АБ. Я думал, мы определение дадим в конце. Хорошо, тогда давайте я начну с тех определений и характеристик эксперта, которые я нашел в сети. Эксперт владеет навыками молниеносного принятия правильных решений; специализироваться в определенных вопросах; обладает специальными знаниями и умениями (идет по логике «от теории к практике»); обладает практическим опытом; обладает долговременной и мобильной памятью; умеет отличать мнимое от реального; делится с базой знаний и опытом с другими; обладает развитой интуицией; постоянно совершенствует пути решения задач; обладает общественным признанием; обладает средством или каналом передачи информации; обладает высокими человеческими качествами, как (любовь к родине, стремление к росту, преданность). Это все то, что говорится в интернете, в частности в википедии, в форумах и общее определение такое.

АУ. А почему бы не подвергнуть сомнению эти характеристики? К примеру, последнее (человеческие качества), это совсем не обязательно.

ЭД. Почему нет?

АБ. Наверное, потому что их сложно оценить.

ЭД. Аргументируйте. Почему?

НС. Мне кажется, прежде всего, ценится не его человечность, а профессиональность.

АБ. Из того, что я причитал, я выделил три качества, которыми должен обладать эксперт. Первое, это умение работать с информацией. Во-вторых, эксперт не может быть экспертом во всем, у него должен быть опыт в конкретной сфере. И, эксперт должен обладать каналом или средством передачи информации, либо это будет система, где будет место у эксперта, либо это СМИ.

ЭД. Я бы еще добавил, что не только уметь работать с информацией, а постоянно быть в потоке информации. Когда эксперт объясняет какое-либо явление, у него в голове должна быть ясная картина ситуации. Если он не будет в информационном потоке ежедневно, он не будет находиться в реальном времени, он будет в прошлом, поскольку время очень динамично меняется сейчас.

АБ. Да, и по этому поводу я интересную характеристику нашел в интернете… Как правило, человек ежедневно потребляет определенное количество информации, и может быть где-то он ее использует, а может и нет. А у эксперта это должно быть автоматизировано, т.е. потреблять информацию и автоматически переводить ее в некий продукт. Когда это систематизируется, эксперт легко может давать оценку, понимать ситуацию, давать рекомендации.

ЭД. Ты говорил, что эксперт должен разбираться в узкой сфере, но также он должен иметь всесторонний обзор. Если, к примеру, правовой эксперт, то он должен знать ситуацию в политике, экономике и т.д. не так глубоко, но представление иметь должен.

АБ. Мы вначале выделили, что есть аналитики и есть эксперты. Аналитик, понятно он работает с управленческими решениями, и он находится в системе принятия решений. А эксперт с чем работает? И если мы дадим сейчас определение, которая покажет, что эксперт работает с чем-то другим, чем аналитик, то мы можем их расчленить. Нам нужно говорить о чем-то одном.

АУ. Аналитиком можно стать, усвоив технологию, если хорошо выучить эти шаги, то в принципе, какая разница что анализировать. Эксперт, более узко специализирован.

АБ. Т.е. аналитик как раз таки более широкие рамки может охватить.

ЭД. Я бы даже сказал, что аналитик зависит от эксперта. Аналитик, зачастую берет мнение экспертов для дальнейшего анализа. Эксперт на уровень выше аналитика.

АУ. Я бы не стала делить, кто выше, а кто ниже.

АБ. Такая схема возможна, но не обязательна. У аналитика могут быть свои источники информации. Т.е. эксперт отличается тем, что он может детально дать описание, оценку в конкретной сфере. А если это связать с нашей ситуацией, то, часто в титрах новостей можно встретить надпись, просто, как «эксперт».

ЭД. Да, я тоже встречал такие факты. Мы же говорим о том, что эксперт должен быть в чем-то экспертом, а тут непонятно, эксперт в чем…? Сейчас понятие эксперта сузилось, и просто осведомленный человек может назвать себя экспертом.

АБ. Мы можем сейчас ответить, есть ли эксперты в Кыргызстане?

НС. По-моему, есть такой круг экспертов, экспертная элита. Это люди довольно известные, и их мнения слушают. И они эксперты в разных областях.

АБ. И одной из причин массовости экспертов, это, наверное, международные донорские проекты. И это один из источников, которые породили многих людей, называющих себя экспертами.

ЭД. Еще одной причиной, того, что много экспертов появилось в недостаточности финансирования государства для поддержания экспертов. К примеру, в западных странах государство создает целые мозговые центры, которые полностью финансируются государством.

АБ. Если говорить о Кыргызстане, у нас наверное, в системе государственного управления еще не сформировалась потребность в экспертах.

ЭД. А почему? Потому что государственная система финансирования не конкурентоспособна с международными структурами.

АУ. Ощущение такое, что государству не нужны эксперты. Нет понимания, либо нет необходимости.

ЗМ. Потребность есть.

НС. Потребность есть. Нет понимания.

АБ. Мне кажется, государство не знает, как их использовать.

ЭД. А тем временем, кто-то знает, как их использовать, особенно в политических целях. У каждой партии есть сайт, если зайти туда, у них есть лента новостей, где идут комментарии экспертов, там все достаточно субъективно.

АУ. Мы говорим о реальных экспертах, или мы говорим псевдо экспертах, о которых мы говорили вначале?

АБ. Или это просто технологи? И тут принципиальный вопрос, насколько человеческая сторона эксперта важна? Или это не важно, и эксперт может выдать продукт по заказу?

АУ. Каждый выбирает сам. Но, насколько это должно превалировать в эксперте?

АБ. Если он продается за деньги, можно ли его считать экспертом?

АУ. Почему бы и нет.

АБ. Мне кажется, что человеческую сторону эксперта оценить мы не можем, соответственно, он выпадает из списка критериев, его лишь можно заменить критерием «общественное признание». В передаче «Слово за слово», которая идет по каналу «МИР», было обсуждение, посвященное Парламентским выборам 2010 года, там присутствовали кыргызские политики и эксперты из России. По телемосту выступал эксперт из Бишкека, которого представили как эксперта. Но, он начал выступать как политик, выражал свои претензии к Ф.Кулову. Он выкинул такой номер, соответственно потерял общественное доверие, по крайней мере, среди экспертного сообщества.

ЭД. Но, их слушают и им верят. Т.е. их смотрят и считают, что это действительно так. И в то же время, они не эксперты, но получили общественное признание.

АБ. Т.е. это то, кто не только не знает ситуацию, но и путает общественность. И это, наверное, задача самого реального экспертного сообщества, которая должна бороться за чистоту в этом поле.

ЭД. А как это обеспечить?

АБ. Один раз давать более качественную информацию. Должна быть ответственность самого экспертного сообщества, что выход конкретного псевдо эксперта на публику может грозить общественному сознанию.

ЭД. Нужно соблюдать определенные нормы, нарушение которых могло бы и вовсе закрыть двери для таких экспертов к общественности, а за ним последует и потеря общественного доверия.

АБ. Кто должен взять на себя такую ответственность?

ЭД. Экспертное сообщество.

АУ. А она им нужна?

ЭД. Да, потому что они отбирают у них хлеб.

АУ. Нет, там все уже поделено. Есть сформировавшаяся элита экспертов, у них свои отношения, и они в принципе, даже при конкуренции не переступают границы. В Кыргызстане есть эксперты.

АБ. Тогда следующий вопрос: Где формируются эксперты?

ЭД. Если человек часто публикуется в СМИ, его начинают воспринимать как эксперта. Но, доступ к публикациям имеют не все. А те, кто не имеет доступа к публике остается в стороне, никто его мнения не спрашивает.

АБ. А должны ли спрашивать? Или он сам должен пробивать себе путь? Соответственно, это задача самого эксперта, который хочет в этом направлении двигаться.

ЭД. Нужны определенные источники журналы, газеты, радио.

АБ. Сейчас что-то опубликовать, не стоит никаких проблем. Есть масса возможностей, разных мероприятий, где можно постепенно сделать себе имя.

ЭД. Но, мне кажется, нужно ввести еще один критерий, это признание экспертного сообщества, помимо публикаций. Первое, это СМИ, второе, это признание экспертного сообщества.

НС. К примеру, была Центральноазиатская образовательная площадка (ЦАОП), я там была. В 2003 году эксперты организовали некую школу, там участвовали студенты, давались базовые понятия, что такое аналитика и т.д. Несмотря на кажущуюся легкость, это был очень сложный процесс ломки, а в итоге остались единицы. Если в начале было 60 человек, в конце остались только 5.

АБ. Это школа была создана самими экспертами?

НС. Да, это было желанием экспертов, на общественных началах, они хотели, чтобы за ними кто-то остался. Все это проходило через слезы.

ЭД. Сейчас тоже есть такие школы, но без слез. Консорциум молодых аналитиков, Школа публичной политики.

НС. Надо, чтобы такие школы работали постоянно.

АБ. Т.е. один источник формирования экспертов, это сами эксперты. А в системе государственного управления могут формироваться эксперты?

АУ. Могут, к примеру, есть один достаточно известный эксперт, который сформировался в госуправлении, сейчас он эту экспертную позицию очень мощно продолжает, даже находясь вне системы государственной власти. Есть другой пример, человек был в независимой от госаппарата экспертной позиции, затем став чиновником, он встал в позицию политика.

АБ. А мы можем назвать эти механизмы, которые формируют эксперта внутри власти?

ЭД. Мы же говорим, что эксперт должен быть образованным, он должен уметь работать с информацией, и более того, иметь доступ к информации.

АБ. Я согласен, но я бы еще добавил, что эксперт в госуправлении должен быть независим, ограничен от влияния государственной машины, которая может просто связать его. Немного свободы, немного полномочий, способности для творчества и он может состояться как эксперт.

АУ. Может быть, есть еще что-то? Должна быть экспертная среда, где коммуницируют разные эксперты.

АБ. Я согласен, к примеру, принципиальная точка зрения Европейских экспертных сообществ заключается в том, что эксперты в госуправлении должны обязательно иметь тесные взаимоотношения с независимыми центрами. Иначе, они будут ограничены в информации и будут вариться внутри себя. Есть еще такая категория экспертов, которые сформировались вне страны, получали образование, опыт затем вернулись на родину.

ЭД. Есть еще такая категория экспертов, которые вербуются политическими группами. Эти эксперты сопровождают политические интересы своими комментариями, формируя общественное доверие к политике.

АБ. Итак, первый вывод нашего обсуждения, это то, что эксперты в Кыргызстане есть, но гораздо больше тех, кто является псевдо экспертами, и они либо выполняют чей-то заказ, либо они просто неграмотно подходят к делу. Затем, несмотря на достаточно низкое качество экспертного сообщества, все-таки есть школы и среды, где могут формироваться экспертные сообщества, один раз, это сами эксперты, это государственная система при определенных условиях (относительная свобода действий, поддержка независимых центров). Потом, есть эксперты, которые формируются за пределами страны, и есть сообщество так называемых международных экспертов, которых тоже достаточно много в стране. На этом мы завершаем наше сегодняшнее обсуждение, спасибо всем!