: : Разделы сайта : :
: : Календарь : :
«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
: : Баннеры партнеров : :
Баннер

Обратная связьСвязь с администрацией


:: Из других источников ::
: : Опрос сайта : :
: : Облако тегов : :
: : Популярное : :
От геополитических столкновений до парламентского кризиса в Кыргызстане
В определяющих событиях уходящего года, уже нет сомнения в том, что Кыргызстан стал явным полем битвы мировых центров сил. Следовательно, концепция З.Бжезинского о том, что главным объектом геополитической борьбы XXI века станет Евразия, становится очевидным, и здесь необходимо зафиксировать, что события, происходящие в Кыргызстане, имеют прямое отношение к этой битве современности.

Первое. Геополитические интересы США на волне «цветных революций» были направлены на сокращение влияния российской политики в ключевых странах постсоветского мира. В итоге, на западе (Украина) и юге (Грузия) Российская внешнеполитическая инициатива была значительно сокращена. Но, события марта 2005 года в Кыргызстане, имели несколько иные основания для реализации. Прежде всего, переворот стал возможным из-за реального роста социального напряжения общества, который при наличии внешних проектов, в том числе и через искусственное выращивание политических групп, протестное движение начало усиливаться. Помимо этого, Кыргызстан, это Центральноазиатский регион, потеря управляемости которого означают: удар по всему региону и укрепление внешних позиций за счет вмешательства в кризис извне; упрощение и создание новых схем наркотрафика; вынужденное втягивание в проблемы региона России и Китая. В этом смысле, переворот в Кыргызстане, в отличие от событий Украины и Грузии были направлены на решение сразу несколько геополитических задач.

Второе. Когда есть интересы внешних игроков, как показали события апреля 2010 года, самостоятельность не приветствуется, а более того, жестко пресекается. Несмотря на преобладание семейных, бизнес и репрессивных интересов режима Бакиева, этот вектор движения был самостоятельным, а более того, местами хитрым, который застал врасплох как российскую, так и американскую позиции в регионе, это видно и на примерах комбинаций с военными базами, российскими кредитами, выборами 2009 года и началом проекта «преемник». И необходимо признать, что режим Бакиева был другим, чем этого хотели внешние центры сил. В результате, искусственной подачи проекта по повышению тарифов, в сопровождении мощной информационной атаки России, страна получила критическую массу социального протеста, который в итоге наказал прежний режим за самостоятельность.

Третье. События июня в Оше и Джалал-Абаде стали продолжением реализации внешнего проекта по раскачке ситуации в ферганской зоне, где основным объектом провокации был Узбекистан. Но благодаря трезвой оценке ситуации И.Каримова, РУ не ввязалась в ситуацию, в результате которого, конфликт удалось локализовать. И опять, с точки зрения данного проекта, именно Кыргызстан оказался выгодным полем, на котором возможно было развернуть проект по расширению зоны нестабильности по Фергане.

И, четвертое. Как показали Парламентские выборы, они также прошли не без внешнего участия. Несмотря на очевидную несостоятельность парламентской республики, внешний сценарий, прежде всего западный, был реализован, следовательно, понятна позиция Россия, которая при любом удобном случае давала знать о своем отношении к таким изменениям политического режима. Но, в силу все еще сильного пророссийского настроения в обществе, лидеры партий во время предвыборной кампании, стали демонстрировать свои внешнеполитические ориентиры в пользу России, делая это, прежде всего ради рейтингов. В итоге, пророссийскость партий фаворитов, несмотря на то, что они уже побывали на приеме в Кремле, пока ни о чем не говорят. Следовательно, пока это игра проектов, но реализующих свои интересы на разных уровнях, один раз (внутри страновые, борьба за места в парламенте), и геополитические (РФ применяет разные ходы в борьбе за информационное преобладание в регионе).

Ситуация характеризуется тем, что в отличие от других стран ЦА, Кыргызстан, в силу неустойчивости политических режимов, ограниченности ресурсов и отсутствия исторически сложившихся постоянных клановых лидеров, представляет для внешнего проекта наиболее выгодную площадку для реализации сценариев, прежде всего направленных на весь регион Центральной Азии. В этом смысле, важно рассматривать внешние проекты, не относя их собственно к Кыргызстану, а имея в виду, что конечная цель, это регион.

В этой связи, без внутренней консолидации и выработки собственных смыслов развитии, Кыргызстану не избежать навязанной роли в виде площадки, где отрабатываются различные сценарии и технологии борьбы крупных держав, и о том, что Кыргызстан продолжает страдать от внешних опытов, говорит уже начавшийся парламентский кризис.